Горло пережато точно грязными руками, отвратной вонючей материей залеплен рот, ни вырваться, ни вскрикнуть, ни вздохнуть. То, что прежде окружало меня, встало глухой стеной, мразливо бормочущей, шевелящейся, переползающей, давящей, раззявило пасть, норовя пожрать, поглотить, сделать частью себя.
Рубеж в размере суток, пережить, переждать, затаившись, закрыв лицо руками, помнить, что спасут меня, пускай и ненадолго лишь, увезут далеко отсюда, где мы будем вместе, вместе... Несколько дней, чудные дни. Затем же... Неужто снова.
Мы одни в этом мире.